В докладе подробно описывается использование каннабиноидов при лечении ряда В книге содержится детальное описание целебных свойств конопли и причин ее. С. (под. ред.) ‹‹Экзогенные психические расстройства››. Наркомания, обусловленная злоупотреблением препаратами конопли. Главная · Библиотека · Книги по. непсихотропным веществом содержащимся в конопле, в последнее мы только предлагаем опыт, а не чудодейственное лечение или советы.

Книга лечение коноплей

REBUG ИЛИ DARKNET GIDRA

Жареную картошку сложить в глиняние горшочки, полить майонезом, посыпать тертым сырком, поставить в подогретую духовку и запекать минут до тех пор, пока не расплавится сыр. Готовое блюдо перед подачей к столу посыпать мелко нарезанной зеленью. Ингредиенты : картофелин, 3 яблока, г копченого сала с прослойкой мяса, г квашеной капусты, 2 луковицы, по 1 корню петрушки и сельдерея, ,5стакана мясного бульона либо воды, соль по вкусу. Картошку почистить, вымыть и порезать кружочками.

Яблоки ополоснуть, очистить от кожицы и сердцевины и порезать тонкими дольками. Очищенный лук и коренья измельчить. Сало порезать ломтиками, выложить в огнеупорные горшочки и на маленьком огне выжарить до прозрачности. Потом положить на него слоями картошку, яблоки, лук, коренья и квашеную капусту и залить до половины горячим процеженным бульоном либо водой.

Горшочки плотно закрыть крышками, поставить в духовку и тушить на слабеньком огне, не помешивая, в течение минут. Ингредиенты : картофелин, г свинины, 1 луковица, 1 морковка, 2 ст. Для томатного соуса: 1 стакан мясного бульона, 1 ч. Овощи почистить и вымыть. Картошку порезать маленькими ломтиками, лук и морковку измельчить и обжарить каждый овощ раздельно можно лук и морковку вкупе. Свинину порезать малеханькими кубиками, выложить на сковороду с раскаленным жиром и обжарить.

Приготовить томатный соус: очищенный лук измельчить и обжарить в раскаленном растительном масле до золотистого цвета. Муку подрумянить в сливочном масле, развести маленьким количеством теплого бульона, растереть, чтоб не было комочков, и влить остальной процеженный горячий бульон.

Потом добавить лук и томат-пюре, довести до кипения и протереть через сито либо процедить. В глиняные горшочки положить обжаренные овощи и мясо, залить горячим соусом, поставить в духовку и тушить минут. Подавать горячим в этих же горшочках на подставной тарелке,. Ингредиенты : картофелин, 1 ст. Для фарша: г свинины либо говядины, 1 луковица, 1 ст. Клубни большого картофеля очистить и осторожно вырезать сердцевину.

Приготовить фарш: лук почистить, измельчить и обжарить до золотистого цвета в разогретом масле либо маргарине. Мясо ополоснуть, пропустить через мясорубку, соединить с луком, посолить, поперчить и перемешать до однородного состояния. Картофелины заполнить фаршем, выложить в сковороду и слегка обжарить.

Потом переложить в порционные горшочки, залить сметаной, добавить томат-пюре, поставить в духовку и запечь. Перед подачей картофель посыпать зеленью. Ингредиенты : картофелин, 1 телячье легкое, 1 сердечко, 1 морковка, луковицы, ст. Сердечко и легкие отлично помыть, удалить большие кровеносные сосуды, опустить в кастрюлю с кипящей подсоленной водой, добавить очищенную и измельченную луковицу и морковку и варить до мягкости.

Потом вытащить и порезать маленькими кусками, а бульон процедить в глиняние горшочки. Оставшийся лук почистить, ополоснуть, нашинковать тонкими полукольцами, подрумянить в раскаленном растительном масле до золотистого оттенка, добавить куски легкого и сердца, посолить, поперчить и продолжать обжаривать, помешивая, еще минут. Очищенную и вымытую картошку порезать ломтиками, сложить в горшочки с горячим бульоном, добавить поджаренное с луком мясо, закрыть крышками и поставить в духовку на 15—20 минут.

За 5 минут до готовности влить уксус, всыпать обжаренные в сливочном масле хлебные крошки и перемешать. Картошку очистить от кожуры, вымыть, порезать кружочками, сложить в огнеупорные глиняные горшочки, добавить укроп, соль, половину размягченного сливочного масла, влить сметану, отлично перемешать и поставить в разогретую духовку на минут. Опосля этого положить в горшочки нарезанных маленькими кусками крабов, зелень петрушки, влить сок от крабов, опять поставить в духовку и тушить еще в течение 20 минут.

Готовое блюдо полить растопленным сливочным маслом и еще раз посыпать петрушкой. Ингредиенты : картофелин, ст. Для фарша: 3 селедки, 2 луковицы, 1 ст. Большой картофель отлично вымыть щеточкой, варить в «мундире» в течение 15 минут. Потом слить воду, картошку слегка остудить, очистить, срезать верхушки и осторожно вытащить сердцевину.

Приготовить фарш: селедку вымыть, выпотрошить и разделать на филе. Лук почистить, ополоснуть и разрезать на 4 части. Рыбное филе совместно с луком и картофельной сердцевиной пропустить через мясорубку, добавить перец, сырое яичко, сметану и отлично перемешать. Приобретенным фаршем начинить картошку, выложить ее в глиняние горшочки, смазанные маслом, и залить сметаной.

Горшочки поставить в подогретую духовку и запекать на слабеньком огне минут. Ингредиенты : 5 картофелин, г мяса, 1 яичко, 1 луковица, 1 стакан сметаны, 2 ст. Очищенную и вымытую сырую картошку натереть на маленькой терке, отжать от сока, добавить яичко, посолить и отлично перемешать. Мясо ополоснуть и вкупе с разрезанной на несколько частей луковицей пропустить через мясорубку. Приобретенный фарш заправить солью, молотым перцем, отлично перемешать и сформовать маленькие котлеты. Из картофельной массы сделать лепешки, положить на их котлетки, защипать края, выложить в сковороду с раскаленным жиром и обжарить с обеих сторон.

Потом котлеты сложить в смазанные маслом порционные горшочки, залить сметаной, поставить в подогретую духовку и тушить на слабеньком огне минут. Очищенную от пленок и сухожилий свинину помыть под прохладной проточной водой и порезать малеханькими кусками. Лук почистить, ополоснуть, тонко нашинковать, выложить на сковороду с разогретым жиром либо сливочным маслом и обжарить до золотистого цвета. Потом добавить куски свинины и поджарить еще минут.

Картошку почистить, вымыть, сварить в подсоленной воде до мягкости и размять с помощью толкушки. Потом влить горячее молоко, добавить поджаренную с луком свинину, тмин и темный молотый перец, кропотливо перемешать и отдать остыть. Опосля этого вбить яичко, всыпать просеянную пшеничную муку и замесить однородное упругое тесто.

Сформовать из него жгут поперечником около 2 см, разрезать его поперек на маленькие куски, обвалять их в муке и сварить до готовности в подсоленной воде. Готовые клецки сложить в глиняные огнеупорные горшочки, обильно смазанные жиром, и посыпать сверху тертым сыром. Установить горшочки на противень, на который налить незначительно воды, поставить в разогретую духовку и запекать при умеренной температуре в течение минут.

Аренда серверов. Хостинг веб-сайтов. Доменные имена:. Новейшие сообщения C redtram:. Новейшие сообщения C thor:. Для организации торжественного стола:. Сервировка стола, застольный этикет. Как ложить салфетки. Украшение торжественного стола. Прием гостей Как едят разные блюда. Салаты и блюда к торжественному столу. Домашний Food Art для торжественного стола. Как завязывать галстук - 12 методов. Как прекрасно повязать и носить шарф. Новейшие сообщения oblivki. Как делать букеты и композиции из конфет.

Занимательные сообщения LC:. Постоянно популярные нескончаемые ценности человечества:. Великорусская кухня - богатырский пир. Беспримерные шедевры кулинарии! Украинская кухня - это не лишь сало в шоколаде, запиваемое горилкой. Монгольская кухня - превосходные блюда великих завоевателей.

Кремлевская кухня - вкусные доброкачественные блюда. Кухни народов сгинувшего СССР. А кухни живут и побеждают! Кухни народов мира - классические блюда государственных кухонь. Французская кухня - классика мировой кулинарии.

Греческая кухня - чрезвычайно хороша для дома, для семьи. Грузинская кухня - классика одичавшего Кавказа. Узбекская кухня - вершина кулинарии Центральной Азии. Восточные сладости по рецептам Самого Аллаха. Банкетные блюда. Торжественные блюда. Фуршетные блюда. Бутерброды каждодневные и торжественные. Пиццы - славное украшение всякого стола. Домашняя несладкая и сладкая выпечка по Кенгису.

Домашние заготовки, консервирование, соленья, варенья. Грибы - сбор, приготовление, заготовка. Восхитительная картофельная кулинария. Скорые и вкусные блюда во фритюре. Для неумеющих готовить - каждодневные и торжественные блюда. Правоверная кухня Посты и празднички Православный календарь. Мусульманская кухня Празднички ислама Мусульманский календарь. Самые популярные на данный момент разделы:. Скорые блины и оладьи на кефире. Пирожки из блинов.

Украшение пиццы. Украшение блюд. Рецепты торжественных блюд. Как готовить картофель. Примечательные блюда и гарниры. Карвинг - украшение блюд. Маринады для шашлыков. Идеи для шашлыков. Детский праздничек - утехи и угощения. Уникальные декорации бутербродов и бэнто.

Букеты и композиции из конфет. Конфетные корабли. Голубцы различные. Разделка фигурных булочек из слоёного теста. Запеченная рыба - различные рецепты. Блюда для малеханьких деток. Кондитерские кремы различные. Как завязывать прекрасные банты. Украшение бокалов и бутылок. Как завязывать галстук - 15 методов. Букеты из фруктов. Блюда в горшочках. Как варить яичка. Блюда из яиц. Раздел "Каши различные на все вкусы". Салаты каждодневные и торжественные.

Соусы различные Как приготовить реальный майонез. Кондитерская мастика. Декорации из мастики. Айсинг Декорации из айсинга. Замораживание фруктов и ягод в холодильнике. Домашнее мороженое, фруктовый лёд. Компоты различные и чрезвычайно вкусные. Астрология Гороскопы на каждый день года.

Календарь славянских языческих праздничков. Постные блюда святых русских монастырей. Сказки с картинами для приятных сновидений. Сказочные киноленты. Множество рецептов и увлекательных статей — Великолепная кулинария для начинающих и опытнейших Детям: сказки с картинами, сказочные киноленты и развивающие материалы — Сказки для приятных сновидений. Для хорошего домашнего благополучия:. Сказки для приятных сновидений. Сказки с картинами, стихи, рассказы для детей и для малышей постарше, мульты, фильмы-сказки, развивающие и познавательные материалы, детские блюда с пошаговыми фото для праздничков и для улучшения детского аппетита.

Великолепные блюда для начинающих и опытнейших. Примечательные рецепты с пошаговыми фото, тематические статьи. Примечательные рецепты для каждодневного и торжественного стола. Получив ключ к решению грядущих задач, вы избежите почти все проблемы и преодолеете все трудности. Каждодневное использование этими неповторимыми по точности гороскопами обучит вас психическому совершенству, сделает вашу жизнь и дела с ближними постоянно счастливыми и успешными.

Новейшие сообщения R:. R -- thor. R -- oblivki. R -- LadyCash. Метеопрогнозы: — почасовой на 3 дня, — на дней, — на месяц, — температура воды. Почти все косметические средства, приготовленные без помощи других, существенно эффективнее продающихся в магазинах. Лишь нестойкость в хранении препятствует их поставкам в торговую сеть. Рецепты постных блюд без масла и с постным маслом см. Календарь содержит все именины: — вселенских святых, — российских святых, — новопрославленных святых, — местночтимых святых, почитающихся в различных епархиях РПЦ.

Базисные сведения о религиях, религиозных учениях и священных книжках. Баллада о СуперКук. Ассистент по дому, на кухне, в семье, Он быстро поможет постоянно и везде. Расширит познанья, даст верный курс Великий могучий русский Ресурс. Ты можешь всю жизнь в вебе блуждать — Полезней ресурса для тебя не сыскать! Установить безопасный старт с доступом ко множеству нужных бесплатных сервисов.

Наши контакты Российская редакция SuperCook. РЫБЫ Pisces ОВЕН Aries РАК Cancer ЛЕВ Leo ДЕВА Virgo ВЕСЫ Libra На эти даты приходится Ночь зимнего солнцестояния — самая долгая ночь в году 2-я Ночь великого Йоля. Остальные гороскопы: Древесный гороскоп друидов Китайский гороскоп Японский гороскоп Русский гороскоп. Звёзды готовят нам судьбу, а мы готовим вкусные блюда! Не плохое вкусное питание резко увеличивает качество жизни, улучшает настроение и содействует осуществлению всех надежд.

Андрей трудился управляющим службы маркетинга в большой коммерческой компании. До этого мужчина прошел путь от обычного менеджера до начальника отдела продаж, хотя и имел в активе инженерное образование. Сходу опосля института он успел недолгое время поработать по специальности на машиностроительном заводе, но скоро оттуда ушел. Предприятие находилось в стадии банкротства, как и бессчетные подобные фабрики того времени.

Ради простого выживания квалифицированные спецы были обязаны находить убежище в зарождающейся коммерческой деятельности, где можно было заработать хоть какие-то средства. Владея острым мозгом и феноменальной работоспособностью, Андрей постоянно считался в рядах более действенных профессионалов, что позволило ему в довольно недлинные сроки обеспечить финансовую независимость и стабильность собственной юный семье. Поменять торговлю на маркетинг Юрьева сподвигло большущее желание применить на практике собственный незаурядный творческий потенциал.

Конфигурации оказались продуктивными как для спеца, так и для организации: с его идеями компания смогла выйти на новейший для себя уровень, в то же время он сам получал большущее наслаждение от собственной работы. Материальная составляющая также осталась полностью достойной, плюс к этому добавилось моральное ублажение, что для мужчины было одним из важных причин. Уже на подъезде к дому, Юрьев незначительно скорректировал маршрут такси в сторону наиблежайшего гипермаркета и, быстро расплатившись, вошел в здание.

Невзирая на то, что до основного наплыва покупателей оставалось еще пару часов, в магазине было достаточно много народу. Взяв одну из немногих оставшихся корзин, мужчина двинулся вглубь зала, разглядывая штабели продуктов, выставленные в проходе для вербования внимания к маркетинговым акциям. В один момент остановившись у пирамиды кофейных банок, Андрей достал телефон и быстро настрочил послание супруге.

В силу специфичности собственной работы, та не постоянно могла просто ответить на звонок, но сообщения постоянно замечала и реагировала довольно быстро. Убедившись, что послание получено, мужчина двинулся далее. Поход в магазин не занял много времени. Поставив пакеты с покупками на лавку у подъезда, Андрей достал из сумочки ключи от квартиры и бросил мимолетный взор на то место, где традиционно стоял его кар «Тойота — Раф 4».

Гремя ключами, Юрьев открыл подъезд и вызвал лифт. Двери распахнулись одномоментно, как будто лифт специально внизу дожидался нагруженного пассажира. Дома Андрей быстро переоделся, промыл руки и занес пакеты на кухню. Разложив покупки по местам, он достал собственный основной ингредиент — тушку цыпленка-бройлера, которую намеревался к приходу супруги запечь в духовке.

Пока мужчина готовил все ингредиенты собственного блюда, боковым зрением успел зафиксировать чрезвычайно усмотрительное движение в районе пола: это два лохматых члена семьи Юрьевых медлительно подбирались к повару в ожидании обычных подачек. Сероватая кошка Росинка, которую все звали просто Роська, как постоянно, шла первой.

Это была взрослая кошка сибирской породы, отличающаяся исключительным мозгом и большущими зеленоватыми очами. Роська чрезвычайно не обожала излишней фамильярности и позволяла ублажать себя лишь тогда, когда она этого сама захотит да и то чрезвычайно аккуратненько и непродолжительное время. Вторым шел большой юный рыжий кот Каспер, вобравший в себя признаки почти всех пород и, может быть, потому являющийся образцом доброты и кротости.

В отличие от Росинки, которая в случае недовольства могла хоть какого просто полоснуть острейшими когтями, кот дозволял себя хоть в узел завязывать, лишь попискивая в ответ и подставляя привлекательную мордочку для доп ласк.

Невзирая на свои габариты, а он был раза в полтора крупнее Роськи, Каспер сразу и боялся, и уважал старшую подругу, передвигаясь только сзади нее и лишь на цыпочках. Передвижения по квартире «ограниченного кошачьего контингента» традиционно были спонтанными и независящими друг от друга, за исключением 1-го единственного случая: на кухню коты постоянно приходили вкупе, даже ежели кто-то из их был совершенно не голоден. Что это мы владельца не встречаем?

Не ждали, что я ранее времени вернусь? Хорошо, подождите мало, на данный момент дам. Две пары практически не моргающих глаз, казалось, сверлили повара насквозь, пристально следя за каждым движением рук. Мужчина отрезал маленькие куски от крыльев и разложил их по кормушкам. Приблизительно с минутку на кухне раздавался громкий хруст, этого времени Юрьеву хватило с лихвой, чтоб окончить все предварительные этапы и выслать пакет с птицей в разогретую духовку.

На данный момент все, кто идет с работы, скажут: «Блин, как пахнет! Что-то курицы сходу захотелось! Раздевайся, мой руки, — Андрей принял из рук супруги сумку с плащом и повесил вещи на вешалку. И сам с голоду умираю! Давай уже быстрее! Ужинали в основном молча, Марине необходимо было время незначительно отдохнуть от работы и не напрягать голосовые связки.

Дама работала начальником Call-центра в большой компании, обслуживающей и ремонтирующей офисную оргтехнику. Естественно, будучи управляющим, она общалась с клиентами наименее интенсивно, чем ее подчиненные, но Марина воспринимала на себя все спорные и выходящие за рамки обыденного обращения вопросцы, так что дискуссий все равно хватало.

Время от времени, приходя домой, дама давала осознать домочадцам, что какое-то время не желает ни говорить, ни слышать никого. Семнадцатилетний отпрыск Максим, лишь что закончивший предпоследний класс школы, и без этого крайнее время с родителями общался не много, предпочитая пропадать с друзьями либо в соц сетях. Совместные обеды и ужины ребенок по большей части игнорировал, ворачиваясь домой поздно и ужиная в одиночку.

Андрей относился к такому поведению достаточно тихо, в отличие от супруги, которая пока не могла смириться с прогрессирующим отдалением отпрыска. И машинка под присмотром была бы. Они же будут ее диагностировать и чинить.

Кроме того, что необходимо, отыщут еще кучу неисправностей, начнут названивать, убеждать в необходимости ремонта. Оно мне надо? На отдыхе! Здесь как раз напротив — чем меньше у их будет времени в ней копаться, тем меньше они сумеют насочинять. Я и без их знаю, что там необходимо исправлять. Кстати, ты случаем не в курсе, где Максим? Совершенно отпрыска закончила созидать. Я пришел — его дома нет. В холодильнике ничего не тронуто, — Андрей кинул кусок остывшей курицы Касперу, который изловил мясо на лету.

До сих пор удивляюсь, как это он отдал себя уговорить поехать с нами? Даже его друг Игорь к каким-то родственникам на Волгу уезжает. Тусоваться не с кем, вот и согласился. Он в последующем году школу окончит и совершенно уедет. Будем уже мы к нему в Москву в гости приезжать. В Москву! Туда еще поступить необходимо.

Что-то я до конца не верю, что у него получится. Там же на все цены астрономические. Во-1-х, с Максимом необходимо будет сесть и серьезно побеседовать. Выяснить его планы, а то ведь молчит, как партизан. А во-2-х, все задачи будем решать по мере их поступления. В кино сходим. К родителям в гости заглянем, а то издавна не были. Просто мне развеяться незначительно нужно. Что-то на работе завалы какие-то, традиционно в летнюю пору поспокойнее. До отпуска бы дотянуть без каких-нибудь срывов.

Тоже незначительно подустал. Шевченко — человек не обидчивый, машинка у него есть, сам съездит. И позже в душ. Ежели хочешь — присоединяйся… Андрей шлепнул супругу ниже пояса и побежал к надрывающемуся телефону. Чуть успев надавить на вызов, Юрьев услышал, как во входной двери поворачивается ключ.

Сейчас, может быть, влекомый запахом запеченной птицы, их быстро повзрослевший отпрыск решил возвратиться домой ранее обыденного. Потом еще, еще и еще. Дама подошла к крыльцу дома, на котором лежал аппарат, и взяла его в руки. Телефон еще два раза просигналил и экран ожил. Тут, в деревне, связь была очень слабенькой и нестабильной. Сигнал мог пропасть в хоть какой момент и также нежданно показаться.

Мобильный веб тоже не веселил, ежели подняться на чердак их старенького дома либо по приставной лестнице залезть на крышу, то скорость Веба становилась чуток лучше. Деревня, в которой приобрели дом Пашнины, размещалась в низине. Поселение было полузаброшенным, больше половины домов пустовали. Видимо, из-за этого операторы связи не лицезрели необходимость тянуть сюда сетевой кабель либо ставить вблизи базисную станцию сотовой связи.

На экране телефона отобразились уведомления о приобретенных сообщениях. Ира загрузила програмку, сообщение раскрылось и начало показывать присланные файлы. Мужчина уже закупил листы профнастила и железные столбы. Все это было складировано в сарае и со временем обязано было стать новеньким забором. Активный отдых на свежайшем воздухе за городом он считал практичным и для организма, и для домашнего бюджета.

Конкретно для этого и был куплен дом с участком в 10 соток в шестидесяти километрах от городка. Из-за относительной заброшенности деревни, приобретение не стало для семьи обременительным. Дом был одноэтажным, с 2-мя комнатами, большой кухней, печью, чердаком и двускатной крышей. Строение было древесным, сложенным из бруса, примерный год постройки относился к шестидесятым годам двадцатого века. Прошлые хозяева отделали дом снаружи досками и выкрасили в зеленый цвет.

То ли от времени, то ли от отвратительного свойства, местами краска облезла, обнажив потемневшую древесину. Из-за этих проплешин раскраска дома сильно напоминала камуфляж, но до наружной отделки у Пашниных руки еще не дошли.

1-ое, что Григорий сделал сходу опосля покупки дома — незначительно отремонтировал перекосившиеся и практически не открывающиеся ворота, скосил за ними травку, засыпал щебень и обустроил маленькую площадку для собственного кара марки «Форд-Фокус-Универсал».

Печь в доме, слегка «прокашлявшись», полностью для себя нормально заработала и какого-нибудь ремонта не требовала. Отсутствующие местами стекла были восстановлены, врезан новейший замок, хотя входная дверь была древесной, но уже старенькой, чрезвычайно хлипкой и даже с новеньким замком спасти от посягательств не смогла бы. Успокаивало то, что на данный момент красть из дома было фактически нечего, за исключением некого количества достаточно старенькой мебели, которую Пашнины успели завезти.

Электричество в дом также было заведено, хотя и требовало практически везде подмены плафонов, розеток, да и всей проводки в целом. За домом имелся древесный сарай, который прошлые хозяева употребляли для хранения дров и различного хлама. На данный момент там дожидались собственного часа комплектующие для новейшего забора, который мужчина с семьей и друзьями планировал установить за это лето.

Неподалеку от сарая находился обугленный остов бани, которая в прошедшем году сгорела, по слухам, от удара молнии. Земляной участок был в очень плачевном состоянии. В конце участка находился туалет, который, как это ни удивительно, смотрелся хорошо, даже по сопоставлению с состоянием дома.

Прошлые хозяева, которые чрезвычайно недолго были обладателями данной нам сельской недвижимости, в первую очередь уделили внимание благоустройству уличного санузла. На этом их интерес, видимо, закончился и, будучи совсем городскими жителями, они довольно быстро продали эту «усадьбу», назначив полностью приемлемую стоимость. Как несложно додуматься, счастливыми покупателями стали Пашнины, с некого времени, грезящие обзавестись дешевый пригородной недвижимостью.

Ежели возвратиться к участку — на нем правило запустение. Земля была истощена. Чтоб на ней вырастить что-либо, необходимо было завезти достаточно много чернозема и перегноя и оживить почву. Так как была середина лета, и садово-огородный сезон был уже упущен, Пашнины решили заняться оздоровлением участка в осеннюю пору, а пока Ира смогла организовать три маленькие грядки из земли, завезенной мешками. Посадив мало лука, редиса, моркови и свеклы, она несколько успокоилась и доверила собственной шестилетней дочери Лизе ухаживать за растениями, предварительно устроив ей суровый инструктаж.

Мужская половина семьи Пашниных в лице сорокадвухлетнего главы семейства Григория и пятнадцатилетнего отпрыска Кости к огороду в данное время не притрагивалась, равномерно приводя в порядок постройки и забор. Костя, естественно, помогал папе, но делал это без особенного интереса. Для него общение с друзьями, вживую и в соцсетях, а также компьютерные игры были наиболее увлекательным времяпровождением, чем чинить нечто, повсевременно разваливающееся, что и домом-то именовать было тяжело.

Пользуясь своим авторитетом, Григорий часто завлекал отпрыска к работе в деревне, к тому же достаточно нехорошая сотовая связь в этом месте позволяла пусть на относительно короткое время оторвать Костю от экрана телефона. Сейчас парень отсутствовал, так как уехал с друзьями на пикник, но обещал посодействовать в последующий раз. Окончив с прореживанием моркови, Ира все же решила сделать перерыв и поглядеть присланные Юрьевыми фото. Лестница на чердак была снутри дома, но там спала Лиза, которая в деревне могла деньком спать часа по три-четыре, в отличие от квартиры в городке.

Чтоб не разбудить дочь, дама взобралась по лестнице на крышу. Стоя на ступени, она опять запустила програмку, индикаторы загрузки файлов оживились, и скачка началось. Пока шел процесс, Ира сверху следила, как супруг доламывает просвет забора, работая ломом, кувалдой и ногами, время от времени проявляя способности матерого каратиста. Красноватые, спаленные и счастливые лица друзей улыбались Пашниным с экрана телефона.

Григорий фактически окончил с забором, выломанный просвет дозволял заехать на местность хоть какой спец технике. Вытирая со лба пот, он утомилось погрузился на крыльцо рядом с супругой, на данный момент здесь была тень, и можно было расслабленно разглядеть фото. Цвета на снимках были какие-то ненатуральные, особенно калоритные и резкие.

Море и небо нереально голубые, зелень очень уж зеленоватая, вода прозрачная до невозможности. В целом фото вызывали такое чувство, что они были обработаны на компе с целью увеличения контрастности, яркости и роста насыщенности цветов.

Даже лица Юрьевых были очень уж красноватыми. Понятно было, что уральцы, дорвавшись до моря и жгучего средиземноморского солнца, однозначно не рассчитали свои силы и сожгли кожу в 1-ые же дни. И все же их обожженные и беззаботные лица и вся та атмосфера отдыха и праздности откровенно шли в разрез с окружающей в данный момент Пашниных реальностью. И роднее. Ехать за тыщи км, платить за это большие средства, когда у нас до фига прекрасных мест.

В Рф нигде толком не были, а тоже, как и всем, в Турции непременно отметиться нужно, — Григорий приобнял супругу и положил телефон на крыльцо. Она посмотрела через исчезнувший просвет в заборе на открывшийся пейзаж. Невдалеке показывалась речка, где они уже успели открыть купальный сезон, откуда Гриша два раза приносил маленьких и чрезвычайно вкусных, хоть и костлявых, окуней, которые практически сходу становились ингредиентом наваристой ухи.

За рекой показывался смешанный лес, куда они через пару недель планировали сходить за грибами всем семейством, благо совершенно неподалеку имелся достаточно старенькый, но еще работающий мост на тот берег. Это пробудилась Лиза и, шаркая по полу босыми ногами, шла в сторону родителей, потирая кулачками заспанные глаза. Это были отдельные части исследований Сибирских и Уральских экспедиций его института. Конкретно этих данных недоставало для окончательного и безоговорочного доказательства его теории, хотя и без их картина складывалась довольно внушительно.

Но будучи ученым, в некий мере осведомленным в принципах построения научных постулатов, он знал, что ежели те либо другие изыскания затрагивали сложившиеся годами догмы, они должны быть проверены и перепроверены множество раз и подкреплены неоспоримыми подтверждениями. Хотя даже в этом случае не было никакой гарантии, что эти конфигурации будут приняты научным обществом, часто просто отметающим все, что не вписывается в так именуемые незыблемые законы.

На данный момент Кирилл Андреевич был полностью уверен в собственной правоте. Беглый взор на данные экспедиций подтверждал это. Практически десятилетний труд был, как никогда, близок к логическому завершению и общественной демонстрации. Гордость переполняла ученого. Он не бросил эту тему, невзирая ни на что. Даже тогда, когда из его лаборатории стали уходить сотрудники в наиболее многообещающие проекты, и сам по для себя Институт физики Земли влачил жалкое существование и обязан был закрыть почти все фундаментальные исследования.

Экспедиций практически не было, почти все лаборатории пустовали из-за отсутствия служащих, которые или уехали из страны, или «ударились» в коммерцию. Кого-либо он встречал на вещевом рынке, торгующим спортивными костюмчиками либо дешевенькими магнитофонами.

Кто-то открыл фирму по продаже компов, а кто-то гонял японские авто из Владивостока. В «лихие девяностые» стране было не до науки. Погрузившись в свободу и рыночные дела, ломались долголетние ценности в угоду хоть какого-то, «относительно неголодного» существования, кандидатура которому была очень темной. Сам он в то время был заместителем заведующего лабораторией, довольно известного доктора, который был консервативным ученым и не приветствовал изыскания подчиненных, выходящие за определенные рамки.

Одержимый собственной революционной теорией и воодушевленный прочитанными на эту тему трудами Питера Шульца, Эйнштейна, Карла Фридриха Мора и остальных, ученый занялся сбором нужного материала для следующего его исследования и систематизации в рамках подтверждения собственной идеи. Разрушение страны и падение базовой науки в пропасть невостребованности не содействовали открытию новейших горизонтов для изысканий, но даже в этих критериях Кирилл Андреевич не оставлял свои исследования.

Число служащих лаборатории, как и всего института, таяло на очах, при этом из-за простого безденежья обвинять их в чем-либо не поворачивался язык. Может, ежели бы не возможность продолжения исследований и анализа, а также доступа к интересующей его инфы, он и сам бы ушел из науки. Но отсутствие определенных обязанностей перед кем бы то ни было развязывало ему руки.

Отъезд начальника в США, к эмигрировавшему отпрыску фактически безальтернативно сделал Кирилла Андреевича управляющим лаборатории. Финансирование отдела, как, вообщем, и всего института, было на критическом минимуме, множество тем было закрыто либо заморожено, а те работы, что остались, производились в вялотекущем режиме. Во многом это дозволяло Кириллу заниматься своими исследованиями без вреда для общей работы, а закономерно появившийся в связи с текучкой кадров бардак в архивах давал возможность беспрепятственно воспользоваться хоть какой доступной в институте информацией.

Сущность личных исследований Кирилла Андреевича сводилась к следующему: он твердо считал, что с определенной периодичностью на планетке происходят глобальные конфигурации, конструктивно меняющие вид Земли и образ жизни ее жителей. По мнению ученого, происходит это под действием пары факторов: жесткое ядро планетки не находится агрессивно в центре, а по определенной линии движения медлительно перемещается, можно огласить, плавает по водянистому ядру, при этом смещая центр тяжести Земли.

На данный процесс повлияет типичная не совершенно шарообразная форма планетки и неравномерное распределение воды, суши и льда на поверхности. Без внимания не остается и влияние в определенных точках и в определенный момент Луны, Солнца и остальных небесных тел. Совокупа всех этих причин приводит к так именуемому явлению «переполюсовки». Это заключается в компенсации скопленного дисбаланса методом смещения жесткой литосферы по водянистому слою магмы на огромные расстояния, достигающие пары тыщ км.

Верхняя оболочка планетки со всем, находящимся на ней, как бы проскальзывает на достаточно существенное расстояние, приводя вновь в состояние равновесия планетку, компенсируя тем самым все скопленные внутренние и поверхностные смещения и конфигурации, а также наружные действия. Подобные идеи выдвигались не раз, в том числе и учеными с мировым именованием Эйнштейном, к примеру , но в основном это были голые теории и догадки, без точного анализа обстоятельств, без указания определенных дат и периодичности событий.

Получая доп исследовательскую информацию от коллеги из геологического института, сопоставляя почти все исторические действия, летописи и остальные источники, Кирилл Андреевич смог вычислить периодичность «переполюсовки» и примерное размещение предшествующего и грядущего полюса. По его мнению, последующий будет размещаться в Северной Америке, хотя и в другом месте материка, в отличии от предшествующего раза. Расстояние, на которое сместится полюс, следовательно, и земная кора, составит пять-шесть тыщ км.

По оценкам Кирилла Андреевича, происходило данное событие с периодичностью в четыреста — четыреста 50 лет, и, по его расчетам, последующее обязано произойти в первой трети 20 первого века. Теория была однозначно чрезвычайно смелая и революционная. К тому же, будучи аргументировано подтвержденной, она переворачивала бы сложившиеся научные догмы с ног на голову и заставляла бы пересматривать почти все научные, экономические, политические и хозяйственные подходы к реальности.

Владение данной информацией позволило бы поменять решения по короткосрочному и длительному планированию, пересмотреть концепцию почти всех произошедших исторических событий с учетом новейших данных. Кирилл Андреевич, как и почти все ученые, был идеалистом, хотя во почти всех вещах еще и очень доверчивым человеком.

Тем не наименее, он не питал иллюзий и не колебался, что его научный труд будет воспринят без подабающего осознания, и, быстрее всего, по большому количеству обстоятельств и совсем будет отторгнут консервативным научным обществом. Но окончить исследования и представить их широкой общественности он считал своим долгом и делом всей жизни… Отсортированные по папкам документы были уложены в потертый кожаный портфель серо-черного цвета.

Ранцу было уже столько лет, что, по меркам схожих аксессуаров, он был, ежели и не пенсионером, то очевидно вот-вот должен был стать им. Кириллу Андреевичу некогда было смотреть за модой и за состоянием собственной одежды. Вид ранца полностью соответствовал наружному виду его владельца, слегка полноватого, низкого мужчины с лысиной на макушке, одетого в сероватый костюмчик средней степени поношенности.

Крайними в портфель направились данные из Сибирской экспедиции. Эти сведения указывали на связь факта моментального замерзания мамонтов, появления нескончаемой мерзлоты, относительной «молодости» сибирских лесов там фактически отсутствуют деревья старше 100 пятидесяти лет лет со сдвигом земной коры и ледяным селем-цунами, обрушившимся на тот регион в итоге крайней «переполюсовки».

Значимая часть уже обработанных и оформленных данных также находилась в ранце. Кирилл Андреевич даже на работе в всякую вольную минутку занимался проверкой, перепроверкой и связыванием воедино массивов инфы. Сибирские данные он решил наиболее детально изучить и вставить в работу у себя дома, так как была пятница, и в его распоряжении были целые выходные.

Так как из-за этих сведений ему пришлось задержаться подольше обыденного, сейчас ученый уходил крайним. Выключив везде свет и заперев дверь, он быстро прошагал по полутемному коридору института и спустился вниз. Сдав ключ на вахте, мужчина вышел навстречу вечернему городку. До станции метро было всего минут 10 неспешным шагом, невзирая на достаточно увесистый портфель, Кирилл Андреевич бодро зашагал в подходящем направлении в предвкушении плодотворных выходных. В десятом часу вечера в метро было не чрезвычайно многолюдно, но и пустым его тоже нельзя было именовать.

Пройдя через турникет, Кирилл Андреевич встал на двигающийся вниз эскалатор. Прочно сжимая вольной рукою ручку томного ранца, иной он держался за двигающийся параллельно эскалатору поручень. Сзаду послышались шаги — очередной нетерпеливый пассажир, не удовлетворенный скоростью двигающейся лестницы, спешил очень быстро спуститься к перрону.

Кирилл Андреевич так никогда не делал, боясь свалиться, и неодобрительно относился к схожим спешащим людям. Вот и сейчас быстро приближающийся сзаду человек, оступившись, прочно схватил Кирилла Андреевича за локоть. Почувствовав боль, похожую на укол, ученый чуток было не разжал руку, держащую портфель, но сумел собраться и удержать важный для себя и всего населения земли труд.

Неодобрительно посмотрев вслед спешащему мужчине, ученый почесал травмированную конечность и переложил портфель в другую руку. Народу в вагоне было незначительно, всего человек 10. Кирилл Андреевич сел на свободное место в центре вагона и поставил тяжкий портфель рядом. Ехать было минут 30, но он сдержался и не стал доставать документы, чтоб продолжить их исследование.

Несколько расслабившись, он увидел, что тот самый мужчина с эскалатора прошел мимо и сел в неком удалении напротив. Достав из кармашка куртки маленькую книжку, он опустился в чтение. Стоило так торопиться, пошевелил мозгами Кирилл Андреевич и направил внимание, что на руке пассажира, которой тот держал раскрытую книжку, отсутствует фаланга на одном пальце.

В один момент свет мелькающих за окнами вагона фонарей стал в очах ученого мутнеть и соединяться в одну сплошную линию. Стук колес вдруг начал ненормально замедляться и становиться низким и глухим. Острая боль в локте нежданно исчезла, при этом все тело начало становиться каким-то ватным и томным. Нереально стало ни поднять руку, ни шевельнуть пальцем. Сердечко сдавило как будто тисками, и боль отдалась искрами в висках.

Веки налились тяжестью, сразу с сиим голова начала неторопливо, как будто в замедленном кино, опускаться на грудь. Крайнее, что успел увидеть Кирилл Андреевич перед тем, как в очах совсем потемнело, это был устремленный на него внимательный взор человека с отсутствующей фалангой безымянного пальца… Вызванная в метро полиция осмотрела тело пассажира.

С виду могло показаться, что мужчина прочно спит либо опьянен, так его сидящая поза не вызывала завышенного внимания. Но находящиеся тут же врачи, которые приехали практически сразу с милицией, вызванные взволнованным кондуктором, сказали служащим правопорядка, что человек погиб, при этом по наружным признакам вышло это приблизительно часа три назад. Бригада следователей продолжила осмотр места происшествия: никаких следов насилия либо ограбления найдено не было. В потертом карем кошельке погибшего пусть и маленькие средства были нетронуты, дешевенькие электронные часы оставались на его руке, а из отысканного пропуска следовало, что покойный являлся сотрудником Института физики Земли, а также был кандидатом наук и доцентом.

Производя опись отысканных вещей, оперуполномоченный отметил, что ручная кладь и остальные предметы при умершем отсутствуют. Константин уже утомился воевать со собственной разваливающейся машинкой, и двери были одними из самых нездоровых мест.

Из-за того, что дверей в машине было не четыре, а две, они имели размеры больше обыденных, а вазовские конструкторы не напрягали себя доп расчетами и установили обычные петли, которые увеличенный вес не выдерживали. В итоге это приводило к тому, что спустя очень короткое время дверь начинала провисать, и замок переставал работать, как положено.

У Константина на этот вариант в багажнике лежал инструмент, но для этого необходимо было как минимум выйти из машинки. Опосля очередной безуспешной пробы, мужчина применил проверенный способ: он вылез через пассажирское сидение. Любые регулировки в машине Константина производились конкретно опосля схожих «катаклизмов».

Вот и на данный момент он сходу же достал инструменты и открыл злосчастную дверь снаружи, с приметным усилием приподняв ее за ручку, которая тоже начинала шататься. Шофер помыслил, что опосля схожих манипуляций рано либо поздно эта ручка остается у него в руке и тогда все будет намного печальнее. Константин Гарманов работал в юном, но быстро набирающем популярность интернет-проекте.

Их веб-сайт специализировался на русских и интернациональных новостях, а также на аналитических статьях и бессчетных журналистских расследованиях. Конкретно крайнее и было главным направлением Константина. Его чрезвычайно захватывала определенная загадочность в действиях, а также возможность проявить свои, как он считал, выдающиеся аналитические возможности. Сочетание в работе черт агента и сразу Шерлока Холмса придавало ей необыкновенную привлекательность, Гарманов мог заниматься сиим день напролет, в всякую минутку дня и ночи он был готов встречаться с кем угодно и где угодно.

Тетрадь, толстый блокнот, несколько ручек, пара диктофонов, потертый сотовый телефон постоянно лежали в его рабочей сумке. Достаточно впечатляющий рабочий ноутбук IBM хранил в собственной памяти несколько статей-расследований в разной степени готовности. По толстым папкам были рассортированы собранные материалы, более ценные документы журналист хранил дома либо у друзей, что придавало еще больший азарт и драматизм процессу подготовки еще одного расследования.

Часто озвучиваемые опасности со стороны отдельных лиц либо структур Константин просто игнорировал, предпочитая не обращать на их внимания. Семьи, через которую на него можно было бы повлиять, у него не было, временные подруги были не в счет, а относительно собственной жизни и здоровья он предпочитал особо не заморачиваться.

Несколько раз мучился он сам и его машинка, но это было не в особенности чувствительно — пару разбитых окон, проколотые колеса и два выбитых зуба Константин принимал не по другому, как доказательство корректности избранного пути. Гарманов вышел из строения редакции с увесистой сумкой.

В ней был его ноутбук и толстая папка с бумагами. Портативные компы в году были достаточно увесистыми, при желании схожим «техническим чудом» можно было отбиться от грабителей, при этом неким нападавшим опосля этого мед помощь уже была бы бесполезна. Бросив сумку на заднее сиденье машинки, журналист поджег сигарету и выпустил ввысь скопление сизого дыма. У него было несколько минут на обдумывание плана дальнейших действий.

Константину предстояла поездка в соседнюю область. На критериях анонимности он договорился о встрече с работником 1-го «закрытого» института, какие-то секреты он не собирался выпытывать, но чтоб разрозненные пазлы сложились в единую картину, Гарманову был нужен разговор со спецом. Редакция выделила средства на командировку, а для определенного стимулирования грядущего собеседника Константин, хоть и с трудом, но выпросил у управления некую сумму в баксах.

Сама мысль данной журналисткой истории появилась достаточно спонтанно. Один из его знакомых как-то за бутылочкой пива сказал историю собственного родственника, который погиб при не совершенно обыденных обстоятельствах. Будучи в командировке, он поскользнулся в душе и сломал для себя шейку. Вроде бы такое развитие событий было хоть и редким, но полностью допустимым, ежели бы не одно но. Погибший родственник как-то в разговоре с другом Константина обмолвился, что занимается важным и чрезвычайно небезопасным исследованием, при этом он знает, как минимум, двоих коллег, озабоченных той же темой, которые направились в мир другой очень скоропостижно и не совершенно традиционно.

Сущность изысканий всех троих заключалась в следующем: с определенной периодичностью на Земле случаются катаклизмы планетарного масштаба, уничтожающие городка, страны и целые народы. Кое-каким надгосударственным структурам о этом понятно, известны даты прошедших и грядущих событий, имеются сведения о более пострадавших регионах в прошедшем и о том, какие места на планетке окажутся «островками безопасности» при последующем событии.

Полностью естественно, что эта информация кропотливым образом прячется, даже и не требуется разъяснений, почему обладание схожими сведениями является ценнее всех богатств. И, исходя из всего этого, некоторые силы ни за что не допустят общественного оглашения этих данных, вплоть до физического устранения всех субъектов, приблизившихся к раскрытию истины, в хоть какой точке мира. Константин выслушал товарища и сделал пометки в собственном блокноте, содержащем бесчисленное множество идей и набросков.

Сначала информация не произвела на него никакого воспоминания, уж очень все это отдавало конспирологией и желтоватой прессой. Может быть, тема так бы и затерялась на затертых страничках репортерской тетради, но через чрезвычайно непродолжительное время в информационной ленте его собственного веб-сайта Гарманов увидел маленькую новость о катастрофической погибели журналиста, пишущего на темы прошедших апокалипсисов и размышляющего о будущем конце света и тайных обществах, навязывающих населению земли свои догмы в вред рвению к познанию и поиску истины.

Опосля совещания с редактором, Константин получил добро на предстоящее развитие данной идеи, хотя и с оговоркой — погружаться в тему чрезвычайно аккуратненько и осторожно. Расследование оказалось чрезвычайно непростым и очень затяжным. С момента начала Константин уже успел опубликовать восемь больших аналитических статей на остальные темы, а это исследование и не задумывалось завершаться.

Чем поглубже журналист погружался в сущность вопросца, тем больше непонятного и загадочного всплывало в процессе. Количество безвременно ушедших ученых, писателей, журналистов и просто энтузиастов, так либо по другому связанных с исследуемым вопросцем, лишь за крайнее десятилетие достигло уже 9 человек, при этом ни одна погибель не была насильственной.

Официально все инциденты были отмечены как несчастные случаи либо погибель по естественным причинам. Журналист подозревал, что настоящий частокол из могильных крестов наверное существенно больше того, что он успел «нарыть». Еще в данной для нас темной статистике не учитывались просто исчезнувшие личности, иностранцы, а также люди, по каким-то причинам покинувшие страшную тему.

До определенного момента Гарманова больше интересовали люди и их судьбы, чем объединяющая их мысль. Но со временем он стал поглубже вникать в детали собственного расследования и отчетливее осознавать мотивы стороны, желающей всецело контролировать информацию по данной теме, и тех, кто желал собрать достаточный размер аргументов для придания их гласности. Сама физика глобального и чертовского для планетки процесса была для журналиста не в особенности понятна, конкретно для этого он и должен был встретиться со спецом 1-го закрытого учреждения.

Этот человек, по словам рекомендовавшего его коллеги-репортера, был очень «подкован» по почти всем научным вопросцам и за полностью приемлемую сумму в жесткой валюте мог оказать нужную консультацию и помощь. Встреча в кафе прошла очень продуктивно, Гарманов, сначала испытывающий некий скептицизм по отношению к собеседнику, в процессе разговора проникся уважением к его мозгу и разносторонним познаниям.

Вначале была договоренность, что журналист не будет расспрашивать о том, где непосредственно и в каком направлении спец трудится. В принципе это и не потребовалось. В общих чертах объяснив собеседнику цель их встречи, Константин был несколько шокирован тем, как быстро тот выудил самую сущность вопросца и принялся компетентно и аргументировано разъяснять журналисту ситуацию… Из всех вероятных глобальных разрушительных событий консультант Константина как основное выделил чрезвычайно скорое и существенное смещение земной коры на существенное расстояние.

Естественно же, в беседе были рассмотрены и остальные трагические явления, но лишь это способно было мгновенно уничтожать целые материки и цивилизации на всей планетке и лишь его, при условии обладания обширнейшими начальными данными и надлежащими познаниями, можно было более-менее просчитать.

Землетрясения, извержения вулканов, потопы и остальные «прелести» — все это, без сомнения, могло являться следствием данного действия и верно вписывалось в обсуждаемую концепцию. Владея достаточно необъятными познаниями во почти всех научных областях, собеседник постарался, оперируя чрезвычайно доступными понятиями, разъяснить Константину физику этого явления и почему оно с определенной периодичностью повторялось и будет повторяться в предстоящем.

По словам спеца, он не знает ни 1-го учреждения, которое бы серьезно, официально и открыто занималось схожими всеобъятными исследованиями, не говоря уже о их сравнении с историческими хрониками и летописями. Даже ежели кто-то на глубочайшем уровне и занимался данной для нас неувязкой, все изыскания, а тем наиболее их результаты, держались бы в таковой секретности, по сопоставлению с которой тайны новейших систем вооружений казались бы болтовней старушек у подъезда многоэтажки.

Обладание таковыми познаниями сулило беспрецедентные достоинства на любом уровне по отношению к несведущим. Даже зная временной просвет начала катастрофы и просчитав степень разрушения тех либо других территорий, можно было приготовить к тому времени «резервные островки спасения», при этом не распыляя ценные ресурсы на те места, которые в дальнейшем катаклизме или сильно пострадают, или совсем исчезнут с лица планетки.

Также, ежели обладать надлежащими военными ресурсами и впору подсуетиться, опосля действия можно было бы довольно просто «отжать» кое-какие полезные для тебя земли опосля того, как их население погибнет либо будет уже неспособно отдать достойный отпор. Соответственно, подавляющей массе населения ни в коем случае нельзя было обладать схожей апокалиптической информацией, чтоб повсеместно не обездвиживать жизнедеятельность собственных стран и институтов власти.

В общем, как ни крути, исследование данного вопросца было реально небезопасным занятием, очень почти все были заинтересованы в том, чтоб никто не вызнал все детали не лишь грядущей катастрофы, но и подробности схожих катаклизмов, произошедших в прошедшем.

Собеседники пришли к одному мнению, что сокрытие происходило и происходит на высочайших уровнях, процесс этот очень непростой и чрезвычайно масштабный. Переписывание истории, а также изъятие из обращения отдельных документальных свидетельств были не единственными способами в арсенале скрывающих истину.

В отдельных вариантах для большего запутывания следов изменялся государственный календарь, уничтожались и перерисовывались карты, переименовывались городка и страны. В таковых критериях неважно какая личность, способная помешать планам настолько могущественных организаций, рисковала не просто здоровьем, но и жизнью. о этом перед уходом и предостерег журналиста ученый, посоветовав заняться хоть какой иной темой, а эту просто запамятовать на веки нескончаемые.

Гарманов относился к числу тех журналистов, кому ни в коем случае нельзя приказывать либо даже рекомендовать отрешиться от некий идеи. Подобные пробы действовали на него с точностью до напротив. Традиционно опосля таковых советов он удваивал, а то и утраивал свои усилия, из-за чего же имел неизменные конфликты с основным редактором.

В данном случае он уже лицезрел себя разоблачителем глобального заговора против всего населения земли. Прибавляя скорости, Константин вслух перечислял, по его мнению, значимые аргументы по этому материалу — бомбе. Быстро мелькающий в свете фар дорожный пейзаж не особо тревожил водителя, исчезающие в зеркале заднего вида деревья не успевали взмахнуть ветвями на прощанье мчащейся с предельной скоростью «восьмерке».

На данный момент за рулем посиживало как бы два человека: один контролировал либо делал вид, что контролирует автомобиль; 2-ой на уровне мыслей набрасывал абзацы собственного фундаментального расследования, сразу с сиим участвуя в кровопролитной битве со своим редактором, за право освещать то, что он считает принципиальным и увлекательным.

С каждым, жадно проглоченным колесами, километром, шофер все меньше и меньше находился в теле Гарманова, ненасытный журналист отвоевывал ячейку за ячейкой возбужденного мозга, вытесняя шофера на периферию сознания. Статья уже обретала жесткий скелет, местами на голых костях начинали нарастать волокна мяса и сухожилия. У Константина временами возникло желание тормознуть и начать работать немедля, благо ноутбук лежал на заднем сидении. От этого шага журналиста отговаривал шофер, шепотом умоляя нависшего над ним репортера продолжить движение до дома.

Занятые борьбой за человечий разум сути все меньше внимания уделяли контролю дорожной ситуации и фактически закончили глядеть в зеркало заднего вида на безлюдной ночной трассе. Ежели бы кто-либо из их все же удосужился глянуть в зеркало, то увидел быстро приближающуюся сзаду тень с выключенными фонарями. Мощный толчок в бампер «восьмерки» вынудил малеханького водителя истошно заорать и одномоментно вырасти до неимоверных размеров, прижав ногой съежившегося журналиста к самому уголку сознания.

Но было поздно… В боковом зеркале сильной иномарки было отлично видно, как кар Гарманова, как будто брошенный в жерло мощного урагана, сделал с десяток смертельных переворотов, засыпая трассу битым стеклом и кусочками кузова. Крайний переворот вышел в особенности эффектным: до этого чем совсем упасть на асфальт, машинка вспыхнула и, уже на сто процентов объятая пламенем, застыла у обочины, разбрызгивая пылающие молекулы сплава и людской плоти в ночное небо. Шофер иномарки не стал дожидаться финала дорожной драмы: все было понятно и так.

Темный дым от горящего кара равномерно уменьшался в размерах, стрелка спидометра неумолимо двигалась к отметке Магнитола на некое время замолчала и, издав ряд железных звуков, как блестящий язык, выплюнула краешек компакт-диска. Рука с отсутствующей фалангой безымянного пальца сменила диск, и удаляющуюся от места смертельной трагедии машинку заполнили звуки классической музыки… Похороны Гарманова прошли без излишнего шума и были очень немноголюдными. Присутствовали немногочисленные друзья Константина и часть редакции веб-сайта, где трудился журналист.

Основной редактор сумел уделить всего несколько минут прощальной церемонии, произнеся маленькую и очень сухую речь, он не стал дожидаться окончания обряда и, оставив на месте собственного заместителя, быстро удалился, сославшись на важную встречу. Возвратившись через пару часов в собственный кабинет, он вызвал зама к для себя. Все довольно быстро закончилось.

Истерик ни у кого не было, — заместитель придвинул к столу управляющего стул, приготовившись сесть, — ты же знаешь Костю, он был очень типичным человеком. К нему даже ни одна из его «бывших» на похороны не пришла. Не садись, не садись, — управляющий жестом приостановил мужчину, — принеси мне все его бумаги, я буду ожидать.

Папки и исписанные тетради Гарманова практически вполне заняли коробку из-под монитора. Сгибаясь под тяжестью груза, заместитель главенствующего редактора спиной открыл дверь в кабинет шефа. Тот поднялся с места и показал, куда поставить бумаги, жестом попросив вошедшего задержаться. Вынимая из коробки тетради и папки, он перелистывал несколько первых страничек, закрывал и откладывал в сторону, а на достаточно толстой папке задержался, разглядывая первую страничку. На листе бумаги в клеточку черным маркером были написаны девять фамилий, обведенных красноватыми кружками.

Пролистав несколько исписанных страничек вперемешку с вклеенными газетными нарезками, основной редактор возвратился к первому листу. Прямо как в считалочке про негритят, которые полезли вдесятером туда, куда не нужно, и никого не стало… А знаешь что, — повинуясь знаку руки, заместитель подошел поближе к столу, — возьми эти бумаги, увези отсюда и сожги их на хрен! Толстая папка перешла в руки исполнителя, тот вопросительно посмотрел на шефа, в прямом смысле ощущая в руках тяжесть тщательного труда покойного журналиста.

Смотря прямо в глаза подчиненному, основной редактор несколько раз утвердительно кивнул головой, подтверждая твердость собственного решения. С каждым кивком головы папка становилась все тяжелее и тяжелее и как как будто начала греться, угрожая прямо в руках вспыхнуть испепеляющим пламенем и спалить всех, кто к ней когда-либо прикасался. Либо сейчас поменяем расстановку? Традиционно, когда они с Сашей приезжали на рыбалку и распределяли места на берегу, следовала конкретно таковая расстановка.

Мне обычно, когда ты от меня справа, — Саша уже успел достать из чехла стойки для удочек и сейчас накручивал на их электронные сигнализаторы, — напомни мне, чтоб я новейшие батарейки вставил, когда домой вернемся. Не думаю, что они будут кричать без умолку. Хоть бы три-четыре раза сработали, и то отлично. Сейчас и завтра погода будет самое то!

И вечерняя, и утренняя зорька в нашем распоряжении. На данный момент мы прикормки накидаем, глядишь, какие-нибудь дурни подтянутся. А то я, не считая кукурузы, ничего не взял. Сделал два вида: с чесноком и с ванилью. У меня, кстати, прикормочная консистенция новенькая, с коноплей. Будем пробовать.

Мы — ниче! Всё путем! И мысли у тебя злые. И удочки злые. В общем, все злые. Доставай свои «добрые» макароны с чесноком, буду «бутерброды» на крючки насаживать… Время уже перевалило за восемь часов вечера, июльское солнце еще освещало зеркальную гладь озера, но через пару часов обещало совсем скрыться за горизонтом. Семь карповых спиннингов стояли вдоль берега на железных стойках, блестевшая в вечерних лучах леска уходила вдаль и терялась в черных безмолвных водах.

Электронные сигнализаторы молчаливо моргали голубым светом, клев ожидался только опосля захода солнца. Друзья посиживали на походных креслах рядом с разложенным столом. Андрей налаживал газовую горелку, намереваясь вскипятить чайник. Саша резал на бутерброды ветчину, сожалея, что не согласился с предложением приобрести на заправке готовую горячую пиццу. Пока вода не закипела, Саша пошел в ближний лес, срубая по дороге острием топора волосатые колосья осоки и головы репейников. Разжигать на рыбалке костер было неотклонимой традицией, даже невзирая на теплую погоду.

Традиционно в окрестном лесу дров постоянно хватало, поэтому как отдыхающие и шашлычники на это озеро предпочитали не ездить: обрывистая береговая линия и дно водоема, усыпанное наточенными, как бритва, камнями, были очень неловкими для купания. Конкретно это и завлекало друзей в данном месте: относительная тишь, отсутствие орущих деток и опьяненных компаний, каких-либо 50 км от дома и наличие в озере карпов, отдельные экземпляры которых доходили до пяти-шести кг.

Рыба тут была очень капризная, можно было, особо не утруждаясь, уехать с уловом в двадцать-тридцать кг, а можно издержать пару дней и ночей, но так и не узреть ни одной поклевки. Здоровые рыбьи спины полностью издевательски могли стаей барражировать вокруг натянутой лески, время от времени даже задевая ее хвостами и плавниками. В таковых вариантах сигнализаторы кратко взвизгивали, как бы извиняясь перед владельцем за свою слабость.

Какое-то время рыбаки нервно кидались к удочкам при каждом схожем сигнале, но в предстоящем привыкли к такового рода рыбьим издевательствам и научились полностью тихо на их реагировать. Саша с Андреем приезжали на это место уже на протяжении пары лет, это было одно из самых возлюбленных озер друзей. Время от времени Андрей брал с собой Марину, та хоть и не умела, а основное — не желала рыбачить, зато просто загорала в тиши и читала книжки, отдыхая от рабочей суеты и пыльного крупного города.

Нарубленные дрова юный человек укладывал в целлофановые пакеты из супермаркета и матерился, когда в очередной раз какой-либо острый сук рвал узкую пленку. Дров необходимо было много, поленья были чрезвычайно сухие и прогорели бы быстро. Заполнив пару разодранных пакетов, Саша поволок их в сторону стоянки, решив, что за остальными они сходят с Андреем вдвоем сходу опосля чаепития с бутербродами.

Уже подходя к их лагерю, он увидел зеленую Ниву с широкими колесами, припарковавшуюся метрах в 20 от машинки Юрьева. Как раз в этот момент мужчина в пятнистом камуфляже растягивал из багажника длиннющий рыбацкий чехол с надписями на китайском языке. Ты темный либо зеленый? Как-то же люди выяснят про эти места?! Какой-либо мудень выложил отзыв о рыбалке, фотки с карпами прикрепил, да еще и карту проезда козел нарисовал для всех желающих. На Ниве еще можно, твой Раф и то днищем скребет. Ты же отлично знаешь, что далее будет, — Андрей мало поморщился, облизнув обожженные горячим чаем губки, — скоро по всему берегу будет стоять забор из удочек в стиле «пятнадцать человек на сундук мертвеца».

В смысле на одну рыбину. У тебя есть что-нибудь в машине? Давай кресло рыбацкое возьмем. Оно огромное, ткань крепкая, вовнутрь скидаем и вдвоем дотащим. Надеюсь, сосед нашим спиннингам ноги не приделает. Он сам уже закидывает, никуда не денутся… Дрова забавно пощелкивали и плевались в темноту фонтанами оранжевых искр.

Огоньки светодиодов обозначали молчаливо застывшие в ожидании спиннинги, ночная мгла вступила в свои законные права и окутала окрестности безмолвного озера тишью и мраком. Местами показывались мерцания дальних костров, кто-то на берегу, так же как Саша с Андреем, надеялся разжиться отдельными представителями местной аква фауны. Время от времени ночное беззвучие нарушали громкие голоса, но, как правило, в их отсутствовали ноты рыбацкой радости, да и всплесков извлекаемой из родной среды рыбы не было слышно.

Карпы, а тем наиболее огромные карпы, относились к категории рыб-бойцов, заглотив крючок, они сопротивлялись до изнеможения, не позволяя сделать из себя легкую добычу. Ежели бы что-то схожее вышло на данном водоеме, в ночной тиши звуки разнеслись бы до каждого, вызвав приступы здоровой, а у кого-либо и больной зависти.

Друзья посиживали по различные стороны от костра, держа в руках работающие телефоны. Связь в этом месте была очень посредственной, говорить еще можно было, но пользоваться Вебом не представлялось вероятным. Вдоволь наговорившись на разные темы, сейчас оба уткнулись в экраны: Саша играл в электронный бильярд, а Андрей дочитывал книжку, про которую он совсем запамятовал.

Нежданно в глаза Андрею стукнул ослепляющий луч, на несколько мгновений лишивший его возможности что-нибудь созидать. Мужчина громко выругался и инстинктивно зажмурился, отвернув голову от источника света. Сразу со словами: «Я прошу прощения», — произнесенными незнакомым хриплым мужским голосом, свет погас. Андрей ощутил это даже через закрытые веки. Смахнув из уголков глаз нежданно проступившие слезы, Юрьев раскрыл глаза. Из медлительно возвращающейся действительности к нему тянулась испещренная прожилками вен мужская рука, с очевидно бросающимся в глаза уродством — неестественно маленький безымянный палец был лишен одной фаланги.

Я здесь чайник решил вскипятить и нашел, что плитку дома запамятовал и дров вблизи не вижу. У вас, я смотрю, и костер, и газ есть. Давайте, на данный момент вскипятим, — Андрей включил плитку и взял из рук мужчины полный чайник, — вы присаживайтесь пока. Сань, ноги со стула убери. Я еще успею насидеться — вся ночь впереди. Чайку попьете — воды много, еще вскипятим. Я тогда на данный момент печенье и пряники принесу, — мужчина включил налобный фонарь и двинулся в сторону собственной машинки.

Броский луч света вырвал из объятий темноты густые кусты, разделяющие два рыбацких лагеря. В последующий раз не буду тебя слушать, куплю пиццу. Он же не местный, может, он знает то, чего же не знаем мы. Мужчина в возрасте, не новичок, хотя я, естественно, не лицезрел его снастей. Посмотришь, а там удочка из рябины и леска из распущенных носков. Что-то ты, похоже, начал забывать одну историю… Андрей улыбнулся и откинулся в кресле.

Он чрезвычайно отлично помнил историю, о которой говорил друг. Произошла она несколько лет назад, лишь на другом озере, хотя общественная диспозиция была практически таковой же, вообщем, как и действующие лица. Также стояли спиннинги, Андрей с Сашей посиживали в рыбацких креслах, рыба также игнорировала рыбаков и их различные ухищрения в виде разных прикормок и наживок. Близился вечер, несколько часов безнадежного ожидания хоть некий поклевки намекали на необходимость в наиблежайшее время сворачиваться и двигаться в сторону дома.

Тоскующие лица друзей практически сходу увидели приближение в их сторону типичного гостя. Это был ребенок на велике с прикрученным проволокой к раме подобием грузовой телеги. Транспортное средство заслуживало особенного внимания: велик был так старенькым, что, казалось, перебежал к сегодняшнему владельцу в наследство от королевской семьи. Редкие сохранившиеся очаги краски не дозволяли однозначно идентифицировать начальный цвет, крылья отсутствовали совершенно, а огромную часть рамы покрывал ровненький слой долголетней ржавчины.

Но отдельные узлы двухколесного «старичка» все же время от времени имели непродолжительную связь с банкой машинного масла, на кочках велик практически не скрипел, да и двигался достаточно тихо. Громыхающая сзаду телега представляла собой остатки детской коляски с закрепленной в центре железной корзиной, когда-то принадлежащей какому-то супермаркету. В ней болталась микроскопическая табуретка, состоящая из квадратного бруска с приколоченной толстой доской.

Маленькой замызганный целлофановый пакет подпрыгивал рядом и завершал собой все содержимое необычного прицепа. К раме велика проволокой было примотано несколько колен буковой удочки, концы которой нависали над практически лысыми колесами. Сам же ребенок был одет в одни лишь голубые шорты и пыльные сланцы неопределенного цвета, кожа равномерного кофейного оттенка свидетельствовала о неизменном пребывании на солнце, достаточно грязные руки, похоже, встречались с мылом не почаще раза в день, а может, и еще пореже.

Не обращая внимания на сидячих рыбаков, парнишка расслабленно проехал мимо и тормознул мало поодаль. Размеренными и размеренными движениями он занялся приготовлениями к рыбалке, Андрей с Сашей, за отсутствием остальных развлечений, пристально наблюдали за его действиями, Саня даже поудобнее развернул кресло. Приехавший отвязал буковые составляющие удилища от велика и соединил их воедино — вышла достаточно впечатляющая палка, метра под четыре длиной.

Из пакета была вынута рядовая «дедовская» круглая катушка — полминуты и импровизированный спиннинг был собран. Следом из того же пакета возник маленькой отрезок ржавой трубы с приваренным кусочком арматуры. Данная конструкция была под углом воткнута в землю, в полметре от воды, и в трубу ребенок вставил основание удилища, используя приспособление как подставку. Друзьям с каждой минуткой становилось все увлекательнее, любопытство приковало все их внимание к происходящему, заставив запамятовать про свои собственные спиннинги.

Тем временем из пакета возникла, судя по всему, карповая оснастка с огромным набалдашником на конце. Рыбак облепил набалдашник некий тестообразной массой и, скатав из нее же два маленьких шарика, насадил их на крючки. Отойдя с удочкой в руках от берега на десяток шагов, парнишка разбежался и произвел достаточно далекий заброс тяжеленной оснастки, друзья, не сговариваясь, даже привстали со стульев, чтоб поглядеть, как далековато приземлится наживка.

Меж тем вновь прибывший рыбак несколькими оборотами подмотал провисшую леску и вставил конец удилища в свою подставку. Так же невозмутимо он достал из корзины собственный брусок-стульчик и, усевшись на него, облокотился локтями на торчащие ввысь грязные коленки. Взор ребенка и взоры обоих невольных очевидцев были устремлены на то место, от которого в различные стороны расползались ровненькие круги.

Некое время Саша с Андреем продолжали следить за неподвижной буковой удочкой и сидячим под ней в позе мыслителя юношей. Но происходящее быстро закончило забавлять друзей, и те переключились на свои дела. Саша уже предлагал потихоньку начинать собираться, Андрей настаивал еще на паре часов рыбалки.

За сиим вялым спором оба боковым зрением выудили какое-то движение и, как по команде, повернули свои головы в его сторону. Буковая палка была изогнута колесом, парнишка, выставив далековато вперед ногу, с приметным усилием вращал на себя ручку рыболовной катушки. Леска по большой дуге уходила то в одну, то в другую сторону. Как завороженные они смотрели на борьбу человека с аква жителем, пока на поверхности не показался большой сероватый хребет.

Подтягивая добычу поближе к берегу, парень сам уже стоял по щиколотку в воде, расстояние до пойманной рыбы сокращалось с каждой секундой. В конце концов, меж ногами рыбака и спинным плавником осталось всего каких-либо пару метров. В этот момент парнишка сделал то, от чего же ошарашенные наблюдатели чуть удержались от нервного клика. Он откинул в сторону удочку и в один прыжок оказался перед рыбой. Неуловимым движением рыбак схватил свою немаленькую добычу и мощным броском зашвырнул ее далековато на берег.

Сейчас уже тихо подняв плавающий рядом спиннинг, парнишка прогулочным шагом вышел на берег и пинком ноги выслал трепыхающегося карпа в полет в сторону велика. Наклонившись над пойманной рыбой, парень скорым движением извлек крючок и несколько раз сильно встряхнул оснастку. Остатки тестообразной массы свалились на прибрежную травку, их удачливый рыбак опять скатал в один комок и убрал в пакет, куда следом отправился и живой трофей.

Ополоснув в озере руки, он стремительными и точными движениями сложил удочку, примотал ее к раме, и неторопливо повернул руль в сторону дома. Проезжая мимо лагеря друзей и контролируя велик одной рукою, парнишка ковырялся в носу запятанным пальцем, не обращая внимания на онемевших Андрея с Александром, которые провожали ошалевшим взором мелькающие на ржавых педалях мальчишечьи пятки и скачущий в продуктовой телеге рваный целлофановый пакет.

Купи буковую палку, а на оставшиеся средства купи озеро с рыбой и кайфуй на всю жизнь, — Саша отключил радиопейджер от собственных сигнализаторов и бросил его на стол, — может, все дело в наживке? Лицезрел, он какое-то тесто использовал! Там 100 процентов некий ингредиент хитрецкий намешан! Ожидал, когда он по воде пешком пойдет?

Книга лечение коноплей презентация о наркотиках

Как конопля лечит рак

Меня когда праздник конопли задумывались

Следующая статья hydra radiance орифлейм крем для лица

Другие материалы по теме

  • Подключение тор браузер gidra
  • Darknet ссылки на сайты hydra
  • Выращивание и переработка конопли в
  • Марихуана и закон вес